?

Log in

Добро и страх добра, как они есть, Или чему не учит мораль - aleksei_nov

Sep. 22nd, 2013

12:36 pm - Добро и страх добра, как они есть, Или чему не учит мораль

Previous Entry Share Next Entry

Добро и страх добра, как они есть, Ил и че му не учит мораль
«Реальность - это не данность, но задание». Неизвестный блогер
"Люби, и делай, что хочешь".  Святитель Амвросий Медиоланский
«Делай добро из зла, ибо более не из чего». Роберт Пен Уоррен



Страх добра – страх быть слабым, Или история одного реактивного комплекса

Как вы думаете, отчего мальчик дергает за косичку понравившуюся девочку, делает ей больно?
Именно потому, что понравилась! Именно потому, что вызывает добрые и приятные чувства! Вся загвоздка в том, что  эти добрые чувства не принимаются,  не признаются самим мальчиком и/или его окружением. Для него они под запретом и опасны.  Их  проявлять нельзя и страшно.  Не обратить же внимания на девочку невозможно, ведь она нравится невероятно!  И прослыть слюнтяем не хочется. Получается, что  чем больше любовь и чем больше страх, тем сильнее насилие.
Любовь – это понятно, но о каком страхе идёт речь?
С одной стороны, это страх выйти за рамки морали того общества,  в котором этот мальчик находится.  А в рамках той  морали, где мальчикам положено больно дёргать за косички девочек,  главное – это сила, а не любовь. Культ силы подразумевает ненависть к слабости.  А любовь – это слабость.
С другой стороны, перед нами страх любви. Пусть, не обязательно мальчик прямо-таки любит эту девочку. Мальчик боится впустить в себя доброе. Перед нами - страх добра.
Представим общество, где мальчики никогда  умышленно не делают девочкам больно, но совсем  не потому, что они неотступно следуют правилам этики. В своих поступках они руководствуются добром и чувствами. Правила им не мешают дёргать девочек за косички, и иногда мальчкам  даже может этого хотеться. Просто для этих мальчиков в отношениях с девочками есть нечто более ценное, и они выбирают его.
В таком обществе живут свобода и сопряжённая с ней ответственность. В обществе же, где любовь прикрыта насилием, живут рабство и сопряженная с ним безответственность. Культ силы – это рабство. На алтарь культа силы кладётся внутренняя свобода. При отсутствии внутренней свободы – внешняя не может осмысляться, либо осмысляется лишь постфактум – действия вовне будут лишь отражением того культа, которым внутренне порабощен человек.
Слабому и чувствующему ничего не остаётся, как быть внутренне свободным. Страх добра – это страх быть слабым. Страх быть слабым – это страх быть ответственным. Ответственным за свою свободу.


Глаза  морали
Наверное, все когда-то пытались танцевать, или танцевали. Многим известен страх начать танцевать, сделать первое движение. У многих заметна скованность движения. Вы думаете это у нас тела такие деревянные? Ничего подобного! И это можно проверить: просто завяжите человеку глаза, попросите его начать танцевать и вы увидите, как он преобразится в танце. В этом случае танец становится не просто другим, не просто раскованным, а свободным и разнообразным!  Он становится объектом творчества, актом искусства.  Совсем недостаточно просто закрыть глаза. Надо именно завязать.
Откуда такое изменение?
Завязывая себе глаза, мы символически завязываем глаза моральным установкам, внушённым нам извне,  всю жизнь подспудно за нами следящим,  нас контролирующим. Мораль – это не ответственность. Мораль слишком ограниченна, чтобы понять, что такое творчество. Поэтому  она лишь палка в его колесе.
Танец – это выражение чувств. Переживание чувств и спонтанность – несомненное добро.


Как возможно, чтобы мораль и догма убивали?
У одной женщины малолетний ребёнок случайно выпил ядовитую жидкость. Женщина была образованной и действительно знала, как в таких ситуациях поступать.  В тот момент надо было отпаивать ребёнка молоком. Семья жила вдали от населённых пунктов, и мать побежала в единственный в округе маленький магазин. Как назло, продавщица ушла на обед. Поиски продавщицы  в её доме не дали результатов.  Продавщица  пришла в магазин поздно. В итоге, когда молоко было принесено ребёнку, было уже поздно его давать. Совсем скоро ребёнок умер.  Мать  переживает  утрату невероятно тяжело.  А надо было просто разбить витрину и взять молоко. Когда у неё спросили, почему она  этого не сделала, она ответила, что с детства она знает, что воровать нельзя. 
Женщину с детства учили разным правилам, но она их не поняла, не отнеслась к ним критически. Воровать нельзя не потому, что нельзя воровать. А потому, что воровство как самоцель приносит страдания. Частности не могут быть универсальными. Возможно, универсально что-то одно. Например,  сохранять Жизнь, быть в доброте. Все остальные представления  создаются и меняются, служа лишь одной этой цели.


Дефект воспитания
Трое мальчиков-подростков утром  пошли купаться на речку. Река находилась далеко в лесу, и ходить туда не разрешалось.  Один из них утонул на глазах остальных.  Помочь утопающему они не могли.  Они пришли домой и никому ничего не сказали. Они даже не проявили никаких эмоций.  В двенадцать часов ночи родители третьего мальчика начали искать своего сына через родителей его друзей. И только в два часа ночи два его друга под допросом признались, что он утонул.
Мальчики боялись наказания. Чем страшнее событие, тем больше страх наказания.  Это дефект воспитания. Их чувства и мозг оказались парализованными. Они не только не  смогли сразу рассказать о случившемся, но и эмоционально отреагировать на него.  На тот момент они не плакали, не переживали. 
Переживание и ответственность  – это добро. Содержанием сознания подростков оказалось возмездие, которого они боялись. Наказание в смысле разрушительного возмездия за поступок  – это медвежья услуга для развития индивида.


«Положительная» функция морали
Я встретился с феноменом, когда в женской тюрьме для осужденных почему-то очень важна мораль.  Не для всех, но для многих – это просто идол. Администрация тюрем, зная об этом, пытается настраивать толпу против неугодных ей арестанток с помощью нарочитого распространения информации о прошлых «аморальных» деяниях неугодных.  Для этого даже организуются собрания, где администрация промывает женщинам мозги. Если мораль для осужденных – это идол, то манипуляция достигает цели.  Появляется искушение сказать горе-приверженицам морали: «Чья бы корова мычала». Но постараемся проанализировать  ситуацию. Ведь если предположить, что большинство преступлений совершаются по причине подавленности добра в человеке, то чем руководствуется (или думает, что руководствуется) преступник в собственном нравственном выборе? Только правилами морали (не будем затрагивать сугубо криминальную среду, где мораль подменена понятиями). Осуждённые женщины искренне считают, что если бы они всегда придерживались спасительных  требований, то не попали  бы в нынешний ад. Потому для них мораль – действительно священна. Однако это заблуждение, обусловленное  их внутренней структурой.  Дело в том, что добрые поступки люди не совершают по предписанию. Можно предположить, что  мораль – это костыли для людей, не имеющих добра. Впусти добро в себя, и «костыли» будут не нужны. Если мысли и поступки человека определяются добром, - ни одна администрация не сможет создать образ врага в его голове.


Созидание
Очень часто один и тот  же феномен  кем-то может трактоваться  как добро, а кем-то как зло. (Подробнее читай ниже).  Кто-то может узреть  в любом  предмете и то, и другое. Более того, перед лицом Абсолюта любое сущее – это уродство.  Мы можем попадать в ситуации, где нас окружает лишь страдание. Как быть, если мы  желаем впустить добро в себя, хотя мы находимся среди камней? Откуда оно берется?
Существует одно незаслуженно забытое понятие – Созидание. Универсальное и внеморальное понятие добра. Это действие, приводящее к улучшению ситуации в целом. Созидание – это не просто изменение, так как изменение может означать помощь  лишь для части из целого, что может, например, повредить другой его части. При созидании улучшение одной части системы не идет за счет другой её части. Созидание, - это такое воздействие, когда система, как объект воздействия, получает чистый прирост.  Система преображается целиком, приобретая всё большую целостность и дополнительный ресурс к развитию.
Мотивом написания этой статьи для меня было столкновение с разного рода непродуктивными предиспозициями людей, пытающихся влиять как на отдельных людей, так и на общество в целом.  Я не буду здесь описывать виды непродуктивного воздействия. Это тема отдельной статьи.  Чаще всего они связаны с желанием подчинить.  Сейчас для меня важно донести мысль о продуктивной, синоним – созидательной предиспозиции по отношению к процессам как в обществе, так и к отдельно взятому человеку.
Созидательность неотделима от идеи свободы.
Проявить созидание может человек, имеющий определённый внутренний ресурс, который в свою очередь  определён специфическим восприятием окружающего мира. Я называю это восприятие созидательной предиспозицией.  Складывается она из принципа,  что жизнь и сознание – превыше всего, а также из живого восприятия реальности чувствами и разумом,  веры (не религиозное понятие веры) и знаний, как инструмента воздействия.
Если ты созидаешь, ты находишь или создаёшь сам зерно добра  и раскрываешь его как цветочный бутон. Можно спокойно считать, что добра нет вокруг нас. Мы лишь можем его проявлять сами и посредством себя и по причине внутренней свободы.  Добро и созидание – это и есть тот ресурс в человеке, за счёт которого возможно жить среди камней, и не просто жить, но и преображать их в сады.
«Делай добро из зла, ибо более не из чего».
«Реальность, - это не данность, но задание».
Удивительно, но добро, т.е. созидательность,  актуализируется, возбуждается в человеке при встрече с  дефектом. (Не путать добро с сентиментальностью!) Созидание – это ответ дефекту и всему разрушительному. В начальной стадии это может переживаться как чувство несправедливости.
В состоянии созидания человек находится между двух зарядов – реальности и идеального. Разрешают это напряжение - знания.


Проволочная мама-обезьяна и  нетерпение к беспомощности, слабости и дефекту
Ещё будучи студентом на одной из лекций я узнал о следующем эксперименте. Нескольких детёнышей обезьян вскармливали посредством «матери», которую сделали из проволоки и кожи. Молоко (натуральное) поступало по трубке к соску этого чучела. Далее ученые наблюдали за поведением выросших особей, вскормленных таким образом. Эти обезьяны не особенно отличались от других, но только до определённого момента, когда у этих обезьян появлялись собственные детеныши. Детеныши конечно же, пищали, а этот писк серьёзно раздражал взрослых животных. И через несколько подобных инцидентов они брали своих детенышей за ноги и разбивали их черепа о твёрдые предметы.  Вместо чувств у этих обезьян была проволока.  В отсутствии добра, как качества, слабость вызывала «душевную» боль и агрессию на источник этой боли.  Взрослые особи, вскормленные обычным путем, отзываются на писк, как мы знаем, потребностью помочь.
Реакции людей на дефект разделяются на две категории.  Первый тип реакций – это когда в  ответ на дефект и слабость возбуждаются, актуализируются и усиливаются добрые чувства, желание помочь,  защитить, сострадание и эмпатия.  Сюда входят стремление ухаживать за детьми, больными и престарелыми людьми, героические поступки.
Второй тип – когда при встрече с беспомощностью  возникает душевная боль, раздражение и желание уничтожить объект – причину этих чувств.
При рассмотрении примеров реакции второго типа, отметим, что ими могут быть разного рода наказания. У свидетеля чужих неудач, нетерпимо относящегося к оплошностям, создается  невроз и душевная боль  (часто и чувство вины, но тогда ситуация сложнее).  Далее этот  человек попросту мстит за свое состояние источнику, но при этом эта месть  маскируется  под  якобы воспитание. Также мы встречаем случаи преследования людей с изъянами во внешности, или же с внутренним действительным или надуманным дефектом. Это примеры разного рода ксенофобий.  Преследования чем-то отличающихся людей  рационализируются (т.е. лукаво оправдываются) законами морали, распространёнными в обществе предрассудками, а также некоторыми религиозными догмами.  Впрочем, под подобным камуфляжем  труднее скрыть такой пример отсутствия добра, когда человека начинают раздражать болезни и беспомощность других людей, особенно близких. Часто в этом раздражении люди сам себе признаются чаще, чем в случаях ксенофобий,  - что, впрочем, даёт больше надежды на дальнейшее изменение.
Разного рода догматика предлагает нам разные списки того, что такое хорошо, а что такое плохо.  Обычно предлагается: «Вот эта данность N – зло, а вот эта данность  Z – добро».  Данность, как составляющая реальности, не может быть добром или злом. N – есть  N, Z – есть  Z . И только так. Фактичность не может поддаваться моральной оценке. Она может прекрасно поддаваться научному анализу, но «морализированность» фактов – это один из современных мифов.
Добро – это качество человека, внутренняя возможность человека. Это способность  созидать, которая актуализируется тем сильнее, чем жестче и печальнее проблема, вставшая перед ним. Доброе измеряется тем, насколько человек смог преобразить окружающих. Созидание окружающих неразрывно с созиданием себя.
Пример с обезьянами открывает нам,  что доброе в человеке может существовать вне его моральных установок. Обезьяна не подчиняется законам морали, ей недоступен этот архетип вообще. Но при этом может иметь доброе, либо «проволочное» отношение к своим детенышам. Так и аутентичность  конкретного человека может быть совершенно случайна по отношению к нормам морали и даже к прагматике. Аутентичность человека – это тоже фактичность.  А фактичность нельзя наказать, но можно созидать.
Мне импонирует представление, что нет злого в человеке, но злое в человеке, это отсутствие в нем доброго.
Передаётся добро от человека к человеку как пламя от свечки к свечке. Добру невозможно научить академически, как учат математике, его невозможно внушить гипнозом, его невозможно выдрессировать посредством кнута и пряника. Нужно лишь самому не быть проволочным.

Comments:

[User Picture]
From:freethinkerry
Date:September 23rd, 2013 10:31 pm (UTC)
(Link)
Какими авторами вы вдохновлялись при написании этого? Просто очень схоже (про обезьянок, например) с мыслями Алис Миллер, Вильгельма Райха, Эриха Фромма, Александра Лоуэна.
(Reply) (Thread)
[User Picture]
From:aleksei_nov
Date:September 24th, 2013 11:26 am (UTC)
(Link)
Из перечисленных авторов читал лишь Эриха Фромма, и то лет 10 назад. Слово "продуктивность" позаимствовал действительно у него. Остальное из личной практики и из курсов обучения.
Могу предложить Эриха Нойманна "Новая этика и глубинная психология". Можно даже рассматривать статью как развитие его идей.

Edited at 2013-09-25 10:19 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:freethinkerry
Date:October 19th, 2013 01:32 pm (UTC)
(Link)
Эрих Нойманн
-Посмотрел на вики, да, близок к перечисленным авторам. Ещё Ролло Мэй.
Ещё я прокомментировал этот постинг в ссылке на него:
Вобще-то Шарко как раз гипнозом лечил, если под добром считать эмоциональное равновесие, эмпатию и свободу от всяких вторичных влечений типа садомазо или желания убить кого-нить. И как не быть проволочным если твоя мать проволочная?
(Reply) (Parent) (Thread)